Синдром подавленной агрессии или Поколение недоинициированных людей.

«Выдавливать из себя по каплям раба»
(из письма Антона Павловича Чехова 
издателю А.С.Суворину от 7 января 1889 г.)

«Другой держался русла и теченье ловил
Подальше от крутых берегов.
Он жил как все и плыл как все, и вот он приплыл —
Ни дома, ни друзей, ни врагов.

И жизнь его похожа на фруктовый кефир,
Видал я и такое не раз…
Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас»
Машина Времени» / Макаревич Андрей.  
«Однажды мир прогнется под нас
»
)

 

Синдром подавленной агрессии * или Поколение недоинициированных людей.

В наш век политкорректности и конформизма, когда страшно иметь свое мнение, отстаивать свою позицию и называть происходящее своими именами, люди все чаще перекладывают ответственность на некое большинство и голосуют за предлагаемые кем-то варианты (своим вниманием, временем, лайками в соцсетях и на выборах).

Тема, конечно, социально неодобряемая (впрочем, как и большинство тем о реальном личностном психологическом развитии), т. к. выходит за пределы довлеющих морально-социальных норм большинства. Но на то они и нормы, чтобы заталкивать людей в нужные системе (государству, компании, религии) рамки, чтобы такими адептами было легче управлять. Чем более зашоренные массы, тем примитивнее нужны способы управления.
Как писал Пелевин, «
в наше время люди узнают о том, что они думают, по телевизоруПоэтому если ты хочешь купить пару улиц и не иметь потом бледный виднадо, чтобы над ними торчала твоя телебашня» («Generation «П»).

* Кому не нравится слово «агрессия» (хотя это «жжж» — неспроста, как говорил Вини-Пух, — это тоже модет быть проявлением синдрома), тогда — активность, бойцовские качества, умение постоять за себя, приложить усилия.

Поколения после 60-х годов 20-го века — это поколения недоинициированных людей, которые редко сталкиваются с большими трудностями и необходимостью их преодоления. Можно посмотреть в той же Вики, что такое «инициация» и зачем она была нужна. Мифы и предания истории свидетельствуют о многообразии обрядов и о важности инициаций для приобретения человеком права рожать детей, принимать участие в решении важных вопросов общины и быть полноценным членом общества.

Корни обряда можно проследить в глубокой древности практически у всех народов. Инициация обычно сопровождалась волевыми усилиями и преодолением страхов, чтобы изначально, еще в эпоху тотемизма, отличить людей от животных. Позже ритуалы инициации усложнились до следующих типичных составляющих:

  • мучительные испытания (например, нанесение татуировок, телесные повреждения, укусы насекомых и животных, хирургические вмешательства типа обрезания, усечения, прокалывания и пр.),
  • преодоление сильных страхов (быть съеденным мифическим животным, убитым кровожадными врагами, растерзанным и заново сложенным духами),
  • делание чего-то принципиально нового (прыжок с парашютомпогружение в новую профессию, приобретение качественного нового опыта),
  • клятва, присяга, договор вступления в какое-то общество (иногда — тайное), жизнь по новым правилам.

Основная цель таких действий — изменение самосознания и самоидентичности человека, его социального и духовного статуса, переход на новый онтологический уровень и следующую ступень в общественных отношениях. Это ритуализированный переломный этап взросления и развития человека (личностного, духовного, профессионального).

Мы живем в условно благополучном мире, где инициации для многих носят формальный характер: брак, присяга в армии, трудовой договор и корпоративная правила, законы, дипломы и разрешения.

Дети и молодежь страдают от гиперопеки и недосепарации от родителей и бабушек, растут в тепличных условиях, из поколения в поколение.

Чтобы не умереть от голода и холода, достаточно «тянуть лямку» на неинтересной низкооплачиваемой работе. Не нужно сильно напрягаться, идти на риск, лично охотиться, добывать пищу, защищать себя и свое семейство, нет нужды ходить десятки километров к учителю или доктору. В прямом смысле не нужно огнем и мечом выжигать себе место под солнцем. Воюет армия, защищает полиция, лечит медицина, учит система образования, развлекают СМИ и соц. сети. Свое мнение и желания, а также право за них бороться и отстаивать делегируются системе и социуму.

Достижение личных целей тоже весьма условно, так как цели зачастую не личные, а индуцированные извне (традиции, мораль, мода, тренды, бренды) — навязанные и невротичные. Да и достигаются зачастую не так, как хотелось бы, а по социально одобряемому шаблону и в пределах дозволенных норм.

Всё это способствует возникновению у большинства людей синдрома подавленной агрессии или пассивно-жертвенной жизненной позиции, которые характеризуется неумением управлять своей агрессивностью и справляться с чужой, а также сопровождаются такими основными симптомами:

  • любимые глаголы — пассивные глагольные формы, НЕ отвечающие на вопрос «что сделать» и «что делать». Точно так же, как и человек-носитель этих форм, привычно НЕ задает себе вопросов по жизни: так что же ему делать, чтобы достичь цели, чему научиться, что изменить и развить в себе. Он хочет, чтобы оно само-собой «получилось», «произошло», «посчастливилось», «пришло», «ушло»:
  1. глаголы в условном наклонении (если бы да кабы; вот если б я…; или если бы то-то и то-то произошло или у меня было...),
  2. в среднем роде (не получилось, посчастливилось, случилось),
  3. глаголы и причастия в страдательном залоге (составляется, подписывается, строится), когда происходящее не зависит от воли говорящего;
  • любимые способы выражения своих желаний:
  1. обиды (пассивная форма выражении агрессии),
  2. требования (активная манипулятивная форма, предполагающая, будто окружающие такому человеку априори что-то должны),
  3. фразы типа «я хочу, чтобы он (она), что-то сделал (-а) для меня», как-то «изменился (-лась)» — в мою пользу, конечно же. Что означает: «я хочу, чтобы человек хотел..». Но как можно «хотеть, чтобы человек хотел»?.. Такая вот ненавязчивая манипуляция с завуалированным насилием — подменой чужих желаний своими требованиями;
  • перекладывание ответственности за свои решения и поступки на кого-то внешнего (людей, обстоятельства, судьбу, власти, знак зодиака, бога);
  • паразитическая позиция — желание «проехаться» за чужой счет, как материально, так и эмоционально (жить, развлекаться за чужой счет и считать это «нормой»). Часто обосновывается манипуляциями социально-половыми ролями («ну я же женщина, муж, твой отец, старше, младше, больной и т.п.» и потому имею право требовать);
  • критиканство и недовольство происходящим;
  • обвинение других во всех своих бедах, демонизация, а потом тихая злобная обида на них (пассивная фиксация агрессии). Или истерики и требования (активная истероиодная фиксация), но не к себе;
  • аутоагрессия — неокультуренная агрессия, зачастую неосознаваемая и подавляемая. Вплоть до панических атак, повышенной тревожности, бессонницы, скрежета зубами во сне и наяву — всё это симптомы подавленной агрессии. Часто проявляется в виде вредных привычек, повышенном самотравматизме (травмы головы, коленей, локтей, вывихи ног вроде бы на ровном месте, порезы пальцев рук), в заболеваниях желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы. В запущенных случаях вызывает депрессию, апатию, раковые и прочие трудноизлечимые заболевания;
  • патологическое чувство вины, долженствования, несоответствия чужим ожиданиям;
  • ложь из-за боязни конфликтов;
  • гипертрофированный страх бить людей и быть побитым. А ведь логическим завершением любого конфликта в пределе является физическое противостояние (читай — проявление агрессии);
  • неумение отказать и привычка выкручиваться, оправдываться и отчитываться;
  • занижение ценности и важности своих желаний, интересов и целей. Приоритет чувств и мнений других людей над своими. Главное — «что люди скажут»;
  • та самая пресловутые «заниженная самооценка» и «неуверенность в себе». А потом невротическая компенсация: дорогие тачки, шубки, силиконовые формы и прочие атрибуты псевдостатуса (для повышения и поддержания своей «рыночной котировки»), как и бдсм-заменители реального доминирования и власти;
  • слаборазвитость сердечных, душевных качеств: дружелюбия, доброты, любви, нежности, заботы, радости, милосердия.

Чтобы проиллюстрировать последний не очевидный критерий связи агрессии с душевными чувствами, приведу несколько примеров.

Для того, чтобы быть добрым, для начала нужно стать сильным и способным проявлять агрессию. Иначе это не доброта, это слабость, неспособность отказать и боязнь дать отпор, добиться своего. Добрый человек прощает и не обижается. А может и наказать, если захочет и посчитает нужным. Т.е. использует свою агрессию по назначению.

Для того, чтобы любить, нужно стать самодостаточной, ресурсообеспеченной, целостной личностью. Научиться, добиться, заработать. Только тогда можно дарить любовь — это дающее чувство, дарят от избытка, а стяжают от нужды. Любят психически зрелые, целостные люди, а не ущербные «половинки».

Чувство радости — это ощущение единства и благополучия мира, это объединяющее людей переживание, наполняющее душевной теплотой. В то время как боязнь людей и недружелюбность разъединяет и ослабляет.

Здоровая (окультуренная) агрессия нужна даже для того, чтобы иметь право на свое мнение и выражать его. Ведь оно (мнение) рано или поздно пересечется с мнением кого-то другого. И может этому кому-то не понравиться, помешать. Что рано или поздно приведет к конфликту, в пределе — к физическому. А это уже страшно для человека, неумеющего управлять своей агрессией. Потому он и предпочитает своего мнения не иметь и свои желания не реализовывать. Не то что реализовывать, даже не ощущать.

Ведь для того, чтобы признаться себе в своих желаниях и воплотить их, нужна смелость — раз знаешь, чего хочешь, значит, надо теперь это делать (в т.ч. и проявлять агрессию, активность для достижения своих целей). А следование своим желаниям тоже может окружающим не понравиться. И опять конфликты… И опять многие пасуют — выбирают рабство и подчинение, выполнение чужих желаний и обслуживание чужих целей **.

Таков драматичный механизм рабской (политкорректно — «жертвенной») позиции, подавленной страхами конфликтов — в ней нет места счастью. Ведь человек может быть счастлив только в том случае, если живет в согласии со своими истинными желаниями (не путать с неврозами и физиологическими потребностями, а также с чужими, навязанными желаниями и манипуляциями).

Для этого человеку нужно уметь добиваться результата, ставить и достигать своих целей, побеждать соперников и конкурентов, защищать себя и близких людей, устранять преграды к реализации своих желаний.

** «Obey your master. Your life burns faster» / «Master Of Puppets»/ Metallica.
«Ах до чего порой обидно,
Что хозяина не видно —
Вверх и в темноту уходит нить.
А куклы так ему послушны,
И мы верим простодушно
В то, что куклы могут говорить».
«Марионетки»/ Машина Времени

Какую деятельность люди зачастую осуществляют на энергии (эмоции) агрессии :

  • делают уборку, выбрасывают ненужные вещи, избавляются от хлама
  • расстаются с неприятными людьми, балластом, прекращают неустраивающие отношения
  • избавляются от вредных привычек и деструктивных автоматизмов
  • расчищают пространство (бытовое, профессиональное, идейное) для построения чего-то нового
  • устраняют преграды к своей цели
  • преодолевают препятствия, лень, прикладывают усилия (та самая самодисциплина и «сила воли», способность напрячься)
  • борются со страхами, преодолевают их
  • защищаются и защищают
  • выражают недовольство, конфликтуют, наказывают
  • управляют людьми (да и животными тоже), структурируют их — невозможно эффективно управлять людьми, если человек их боится (причем вполне физически) и не готов идти до победного конца (в пределе- драться с ними). Так он всю жизнь будет бояться даже своих подчиненных и сексуальных партнеров
  • доминируют, властвуют — власть, как правило, добровольно не отдают — ее берут, захватывают, завоевывают, добиваются
  • конфликтуют и побеждают (или достойно проигрывают, признают проигрыш)
  • трансформируются, развиваются.

Таким образом, агрессия и навыки управления ею — это естественная потребность человека, его неотъемлемое право, которое необходимо для гармоничного развития: духовного, социального, интеллектуального, для ощущения благополучия и полноценной счастливой жизни. Это базовый навык и самоощущение, которое нужно для управления собой и своей жизнью.

Управление агрессией, как и любым другим психоэмоциональным состоянием, это тоже навык. И, как любой навык, его можно и нужно развивать и тренировать.

— У кого? У того, кто этим навыком владеет значительно лучше. («Единственный путь стать умнее — играть с более сильным противником» / Эмануэль Ласкер, немецкий шахматист и математик, второй чемпион мира по шахматам). В т.ч. у профессионального психолога, хорошо разобравшегося в теме.

Разработан целый ряд психотехник, которые могут помочь человеку развиться и наработать новые степени свободы и возможности взять под контроль своё психоэмоциональное состояние: выдерживать поток агрессии, управлять им, направлять свою и чужую агрессию в нужное плодотворное русло. Такие психопрактики — тема индивидуальной психологической работы и специальных тренингов; и только для очень заинтересованных лиц. Потому как прохождение их основных этапов бывает часто болезненно и страшно: взлом и осознание существующих блоков и комплексов, прочувствование и раскачка нужных состояний, а затем окультуривание их. Для этого требуется много личных усилий и сильная мотивация к развитию. Смотри «инициации» в начале заметки.

Результат же применения таких психотехник хорошо описывают принципы и права т. н. ассертивного поведения человека, позволяющие не зависеть от внешних оценок и влияний, самостоятельно регулировать собственное поведение и отвечать за него. Об этом подробнее здесь.

— Как? В основном с помощью своего же тела. От рождения мы имеем в своём арсенале удивительный инструмент познания окружающего мира – наше тело. Собственно говоря, познание мира и начинается со знакомства со своим организмом. Для человека, практикующего психологию, чуткость, ощущения тела и понимание закономерностей устройства в теле позволяет добавить осознанности в психологическую практику. Тело, так или иначе, реагирует: подергивания пальцами, ногами, веками, контрактуры, зажимы, покраснение, дрожь и пр. невербальные проявления агрессии. Нужно только снова научиться его чувствовать и читать эти знаки в себе и других (визуальная психодиагностика — ссылка).

— Где? Везде, особенно в пространствах, где агрессивных проявлений много: в боевых искусствах, в спорте, особенно в экстремальном, в армии, в конкурентной бизнес-среде, на улице. А в более интенсивном и сознательном режиме — в кабинете у профессионального психолога, владеющего необходимыми навыками. Который и поможет пройти соответствующие этапы овладения своей агрессией, возведения в ранг искусства (недаром «боевые искусства» так и называются).

На воина не хочется нападать, даже создавать ему дискомфорт подсознательно не хочется. Возле воина агрессивные люди успокаиваются.

По мере проработки своей агрессивности возникает уверенность в себе, растет «самооценка», культивируется спокойствие и ощущение безопасности, уменьшается тревожность «о завтрашнем дне и о своих близких». Возникает ответственность за свои действия и бездействие, за все свои решения и поступки, за свою жизнь в целом.

(с) Константин Юрьев, киевский психолог